Касня

...ты - страна нашей юности, Касня...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Русский мужик Степаныч (В.Д. Никитин)

E-mail Печать PDF

Среди многих замечательных людей, с которыми мне посчастливилось встретиться при своей жизни, несомненно, особое место занимает Виктор Степанович Смирнов. Степаныч, как кратко и по привычке я привык его именовать. Это тот самый, воплощенный в плоть и кровь образ русского мужика, простоватого с виду, мудрейшего по сути, хитрована по поступкам, умельца и философа в одном лице.

Что-то во внешнем облике Степановича, да и в многочисленных его рассуждениях (иногда спорных, очень резких) о нашем бытии, о жизни напоминает мне не только типаж шукшинского мужика, а прежде всего его самого - Шукшина Василия Макаровича. То же скуластое лицо, будто небрежно вытесанное топором. Та же яростность и гнев в голосе, со вздутыми венами на висках и яростно сжатыми кулаками при обсуждении горячих тем!

Сейчас Степанович живет от меня далеко, у сына Гены в Твери. В свое время (по–моему, уже после смерти отца) Степаныч неожиданно для всех принял волевое решение. Он продал свой великолепный дом в Касне и перебрался со всем своим хозяйством (даже с пчелами) на жительство к своей дочери Тане, на Валдай. Как потом оказалось, то ли до переезда, то ли по мере переезда с Зоей Васильевной (женой Степаныча) случился инсульт. Через некоторое время она умерла и там же была похоронена.

После отъезда Степаныча наши с ним встречи стали очень редки по вполне понятным причинам. Довольствовались и довольствуемся в основном праздничными телефонными поздравлениями, чему Степаныч радуется всякий раз, как ребенок.

Последний раз скоротечно я видел Степаныча летом в 2011 году в Касне, куда по его просьбе буквально на полчаса привез его сын Гена. Года два назад до этого Степаныч, опять же весьма скоротечно, с тем же Геной был у меня в Касне. Хотя Степаныч явно хотел пожить у меня побольше, сын увез его обратно. В общем-то, все вполне объяснимо и понятно со стороны родственников. Одно дело - желание, а другое дело реальная действительность. Ведь ему сейчас, по моим предположениям, порядка 86–87 лет! При этом он находится в здравом уме и памяти, полон желания посетить памятные и родные для него смоленские места, повидать оставшихся в живых земляков и знакомых, просто пообщаться.

Наше знакомство, весьма косвенное по сути, началось с того момента, когда наша семья начала строить дом на улице Мира, в просторечье – на Обдуваловке. Знакомство было вызвано вполне понятной практической необходимостью. Начинающему строителю, т.е. мне, были нужны не только деловые советы по строительной части, но и самые необходимые строительные и другие инструменты. И вот эти самые деловые советы и необходимые инструменты я вскоре в изобилии получил у Степаныча, что зародило у меня естественное чувство уважения к нему. Ведь по свой сути русский мужик рукаст, да прижимист. А здесь – рукаст и щедр... Нонсенс!

А когда советы со временем переросли в достаточно длительные беседы на всякого рода темы, в том числе и остро политические, то это уважение переросло у меня к острому любопытству к этому деревенскому философу. А потом переросло, можно с уверенностью сказать, в нашу дружбу, несмотря на существенную разницу в возрасте. Его совершенно нестандартная оценка политических и социальных событий в стране, оценка хода и результатов войны во многом приводила меня просто в шок, ломало мое "правильное, советское" воспитание. Достаточно вспомнить его яростный ярлык, который он безжалостно наклеивал на тех, кто проводил коллективизацию в деревне. "Комбеды!!!" - так презрительно гневно он называл тех, кто крушил и разорял, руководствуясь кричащими лозунгами, в общем-то крепкую былую русскую деревню. "Это были босяки и бездельники!" - объяснял он мне азы подлинной политграмотности и сути коллективизации. "Все порушили, разворовали, а в ответ ничего не построили! Не хотели, да и не умели!". Главным виновником всех бед русского народа он считал не Сталина, а Ленина. Это в те стародавние советские времена приводило "сверхправильного" школьника, т.е. меня, просто в ступор.

Сам Степаныч при всех этих наших критических разговорах иллюстрировал мне своим примером чудеса трудолюбия, любви к земле, умение ее, кормилицу, пахать и сеять. Самый ухоженный приусадебный участок, самый плодоносный картофельный огород, самый лучший яблоневый сад был, конечно же, у Степаныча. Я уже не говорю о пчелах. В них он просто души не чаял, зная о них все. Восхищался и восторгался удивительной сообщностью этих божьих тварей, тружеников от природы. Призывал брать людям с них пример.

Кстати, и саму улицу Обдуваловку, как я потом я узнал, заложил в свое время Степаныч. Не зря его дом стоит первым в начале улицы, на берегу небольшого, но живописного озерца. Именно это место (поросшее хвойным лесом взгорье) Степаныч выбрал когда-то для начала будущей улицы, руководствуясь при этом не только практическими соображениями, но и высоко художественными. Здесь было просто красиво! К слову сказать, когда умер отец, место для могилы на кладбище искал и нашел Степаныч. Это место мне очень и очень нравится, если уместно будет это слово к могиле. Там же, впоследствии, мы похоронили и нашу маму. Там я люблю посидеть под старой, старой березой на скамейке у могил своих родителей, погружаясь в кладбищенскую тишину и покой. Кстати, как потом оказалось, наши могилы оказались на месте, где находился вход в храм, разрушенный в первые годы советской власти.

Да, Степаныч красоту любил, понимал и ценил. Все что он строил, выглядело не только практично (а так оно прежде всего и было), но и красиво! И я уж был совсем поражен, когда Степаныч, вдруг, увлекся и начал вырезать на липовых (!!!!) досках различного рода животные барельефы. Их можно было смело причислить к художественным произведениям! А ведь никто и никогда этому его не учил. Все он делал сам, доходил своим умом.

Вообще, как я понял, у Степаныча был за спиной очень небольшой срок официального образования. Даже, как мне кажется, менее 7 классов. Но природный ум и сообразительность, желание самому во всем разобраться привели его к изумительным результатам. К Степанычу можно было в любой момент обращаться по крестьянским, по техническим, да просто по любым вопросам – и ты получишь не только деловой совет, но и при возможности реальную помощь.

Первый дом на Обдуваловке полностью был сооружен руками бывшего танкиста Виктора Степановича Смирнова. С появлением других домов, а с появлением в них телевизоров, у соседей часто возникали с ними проблемы. Кто мог диагностировать, а часто и устранять неисправность? Конечно же – Степаныч. Кто одним из первых сконструировал и собственными руками собрал из ничего "самодвижущую" тележку? Конечно же – Степаныч. К кому нужно бежать, если под капотом твоего авто или трактора "умер" мотор или "искра убежала в землю"? Конечно же – к Степанычу. И так далее, и тому подобное.

Очень важно вспомнить и оценить, что Степаныч, не только любил и знал природу, но и всячески помогал ей развиваться. Давал наглядный пример тому, как нужно ценить и любить природу. Он не только построил дом, заложил вокруг дома яблоневый сад, но посадил около дома великолепные клены и липы, которые сейчас являются украшением улицы Мира. Именно он, как мне помнится, сподвиг нас, местных школьников с этой самой улицы к идее посадить вокруг нашего местного озерка молодые тополя и ветлы. Что было нами с энтузиазмом и сделано, по-моему, в 1957 году. Теперь эти деревца стали большими, могучими деревами. Именно Степаныч разведал около этого самого озерка чистейший родничок, который с любовью обустроил. Очень жаль, что человеческая тупость и вандализм снесли со временем это дело рук Степаныча.

Предметом моего истинного восхищения была домашняя мастерская Степаныча. Там было великое множество всякого рода строгающего, режущего, пилящего и прочего инструмента. И что самое удивительное – он всегда мне его давал для использования, поскольку у нас в доме никогда ничего подобного не было. Следует правдиво признать, что отец к рукоделию никогда не тяготел. А потому и подобающего инструмента в доме попросту не водилось. А в мастерской Степановича я мог получить в любой момент хоть рубанок, хоть циркулярную пилу для распиловки дров, хоть сварочный аппарат (с помощью которого мы с Колей Зайцевым "сварили" ограду для могил родителей).

Любимой темой для застольных разговоров, как мне сейчас помнится, у отца и Степановича была военная тема. Оба были фронтовиками и не по рассказам знали военную жизнь и правду. Поэтому часто обсуждали и критически комментировали ту или иную "военную" книгу, точнее роман-газету, которую тот и другой выписывали. Помнится, что очень горячее обсуждение было у них после того, как они достали и прочли книгу воспоминаний Г.К. Жукова. Очень со многим наши ветераны были не согласны с маршалом. А Степаныч, со свойственной ему прямотой и резкостью, часто называл, маршала "мясником".

За столом Степаныч и отец часто вспоминали свои военные годы. Кстати, именно за застольными беседами немного открылась тайна плена отца, о которой, как мне кажется, Степаныч знал. И о своей войне Степаныч много рассказывал. Не берусь сейчас воспроизводить эти воспоминания. Здесь нужно будет сделать множество уточнений, что я попытаюсь со временем выполнить.

Особых застольных напутствий фронтовиков, добрых советов и пожеланий я удостоился, когда приехал 1961 году в Касню из Брянска. Приехал прощаться, поскольку меня призывали в армию. Очень тепло меня провожала вся семья. А отец со Степанычем провожали меня аж до поезда в Вязьме, где мы у пивного ларька еще долго обсуждали жизненные проблемы. Я набирался пива и опыта и, провожаемый последними пожеланиями, благополучно отправился исполнять свой конституционный долг на долгих три года.

Не надо думать, что Степаныч – это такой нарисованный сусальными красками мужик. В любом русском мужике в ряде случаев возникают (а иногда властвуют над ним всю жизнь) какие-то бесовские, темные силы. Которые, конечно, никак его не украшают. И в отношениях между нашими семьями были и ссоры, и разногласия. И виной таких трений частенько бывал тот же Степаныч.

В многочисленной семье Степаныча царила безукоризненная трудовая дисциплина. Все его собственные дети, а потом и внуки приучались к труду с самого раннего детства. Каждый из детей и внуков под руководством и при помощи Степаныча с малолетства проходил школу крестьянской жизни и быта. Детвора, наровне со взрослыми, постоянно была чем-либо занята по дому, по хозяйству и прочее. По сути, Степаныч не зря восторгался, но и воочию воспроизводил в своей семье уклад пчелиной коммуны. За единственным исключением – трутней в этой семье не было.



 

Комментарии  

 
0 # Внук Степаныча 14.10.2015 18:19
СПАСИБО.

Но мучит меня всё-таки вопрос... кто же был "единственным исключением"...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Автор 18.10.2015 10:06
Этот текст я писал три года назад. Поэтому есть некоторое несовпадение фактического материала с текущим моментом. Так, например, сейчас Степаныч живет у своей дочери Тани. Но мы по-прежнему с ним активно взаимодействуем ( по телефону). Фото иллюстрируют очерк. Часть из них мои, часть - предоставиил мне Виктор - внук Виктора Степаныча.
Автор.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # admin 18.10.2015 10:11
И, получается, сейчас ему уже 90 лет!..
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Внук Степаныча 20.10.2015 11:14
Слушайте, ребята! Какие интересные фотографии! И качество хорошее. Вот спасибо! Все сохранил себе... Здорово...

А дедушке сейчас 90. Первые девяносто...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Касня творческая

Место для общения

Случайное фото

Лесная улица. 30 июля 2011.
Касня - к...
Лесная ул...

Загружайте фотографии в нашу галерею!

Как это сделать? Читайте инструкцию!

AddThis Social Bookmark Button

Вход на сайт

Войти используя сервисы:

Как с нами связаться